militarizm (militarizm) wrote,
militarizm
militarizm

Иракские SA-321 Super Frelon в Ирано-иракской войне. 1980-1982.




До войны отношения между Ираном и Ираком были достаточно сложными, имелись территориальные претензии друг к другу. После того, как Исламская революция снесла в Иране «прогнивший шахский режим», победители развернули широкомасштабные репрессии против офицерского корпуса Армии, ВВС и Флота. Особенно досталось авиаторам, многие из которых обучались в «империи зла» — США, а после исламской революции оказались в застенках, причем часть из них даже «поставили к стенке и намазали лоб зеленкой». Отношения между странами кардинально ухудшились и из-за идеологических причин — Иран занялся «экспортом революции» в Ирак при помощи единоверцев-шиитов пытался уничтожить светскую диктатуру Хусейна, тот в свою очередь поддерживал сепаратистов в Хузестане и прочих противников режима мулл.

Еще до начала войны случались многочисленные вооруженные столкновения как в акватории пограничной реки Шат-Эль-Араб, где иранцы активно боролись с иракским судоходством, так и в небе, где противники не стеснялись в применении авиации. В конечном итоге, президент Ирака, посчитал, что вооруженные силы Ирана в результате исламской революции достаточно сильно ослабленны и настал самый удобный момент при помощи «блицкрига» решить территориальные и идеологические споры на поле боя в свою пользу.


Впрочем, успех иракского наступления был весьма ограниченным. Иранские контратаки также оказались неэффективными, вскоре боевые действия перешли в позиционную стадию и началась «война на истощение». Так как ни одна из сторон не могла похвастаться развитой военной промышленностью, оснащение вооруженных сил практически полностью зависело от импорта. Единственным же источником поступления валюты для обеих сторон был экспорт нефти. Иран имеет протяженную береговую линию, но 90 % экспорта иранской нефти шло с крупного нефтяного терминала на острове Харк, расположенного в северной части Персидского залива недалеко от иракского побережья. В свою очередь, Ирак обладает крайне незначительным побережьем с портом Умм-Каср, но значительная часть нефтяного экспорта Ирака также шла по морю — для загрузки танкеров имелось два морских нефтеналивных терминала — Мина Аль-Бакр и Хор Аль-Амия. С началом войны на платформах разместили передовые радиотехнические посты иракского флота и ВВС.


Карта северной части Персидского залива

По данным бывшего командующего ВМС Ирака генерал-лейтенанта Abid Mohammed al-Kabi на момент начала войны иракский флот состоял из 12 ракетных катеров советской постройки, 6 патрульных кораблей, пяти тральщиков и четырех десантных кораблей, а также двух батарей китайских противокорабельных ракет С-201 Silkwom и одной вертолетной эскадрильи с ракетами Exocet. Понятно, что речь идет о 101-й эскадрилье, вооруженной французскими Sa-321Gv Super Frelon. Впрочем, нельзя исключить и такого варианта, что 101-я эскадрилья все-таки была частью ВВС, но в полном оперативном подчинении штаба флота.


Иракский нефтеналивной терминал Мина Аль-Бакр


Нефтеналивной терминал Хор Аль-Амия

До войны иракцы потеряли в авариях два Супер Фрелона — 1 ноября 1976 разбилась машина с заводским номером «180», а 6 февраля 1979 — борт с заводским номером «184». На замену им было куплено два новых вертолета с заводскими номерами «196» и «197», первый из которых прибыл 17 июля 1980. Таким образом, 101-я эскадрилья насчитывала к началу войны 11 вертолетов.

28 ноября 1980 иранская авиация нанесла удары по иракским аэродромам в районе Басры, выведя из строя взлетные полосы. А ночью отряд кораблей иранского флота осуществляя операцию «Morvarid» подошел к побережью Ирака, что в конечном итоге привело к крупнейшему морскому сражению той войны. Два иранских ракетных катера «Paykan» и «Joshan» обстреляли и блокировали иракские порты Умм-Каср и Эль-Фао, а остальные корабли обеспечили вертолетный десант на платформы используя палубные вертолеты, также высадку осуществляли и вертолеты берегового базирования.

Каждый иракский терминал оборонялся отделением солдат из 12 человек во главе с офицером и, соответсвенно, рейд закончился полным успехом — иранский спецназ частично перебил иракцев, а остальных захватил в плен, после чего установленными зарядами уничтожил средства радиоразведки иракцев, а также подорвал нефтяное оборудование. По завершении операции коммандос были вывезены транспортными вертолетами СН-47. Впрочем, сами иракцы оценили результаты рейда как «малоэффективные» — по крайней мере сами сооружения не были уничтожены и заняты противником надолго, что в последствии позволило их снова использовать иракцам в военных целях, только обороняли их теперь по целому батальону с 57-мм пушками.

Утром 29 ноября иракские ракетные и торпедные катера попытались нанести ответный удар по иранскому соединению, но, по утверждению иранцев, подверглись форменному разгрому силами иранских флота и ВВС, впрочем в военно-морскую и авиационную составляющую этого боя углубляться не будем. Упомянем только, что некоторые источники ошибочно относят к этой дате первую боевую потерю Супер Фрелона, якобы уничтоженного иранским F-4 Phantom. Красивая история о том, как иранский Фантом разнес ракетой Maverick стоящий на площадке нефтяного терминала иракский Супер Фрелон действительно имела место, но на несколько лет позже, в ходе другой, неудачной операции иранского флота против этих терминалов. К тому же, логично, что приземляться для дозаправки оснащенному ПКР вертолету на объект только что основательно зачищенный вражеским спецназом, к тому же взорвавшем все что можно — выглядет крайне неумной идеей.

Единственное заслуживающее внимание упомянание иракских вертолетов в этом бою нашлось у Тома Купера в его фундаментальной книге «Iran-Iraq Air War 1980-1988». Книга написана в далеком 2000-м году в основном с опорой на доступные тогда иранские источники, и за отсутсвием информации от противника серьезно завышает успехи Ирана.

Половина описания этого боя посвящено героической борьбе иранского ракетного катера «Paykan», который не только «перетопил» половину иракских ракетных катеров ракетами RGM-84 Harpoon, но и «сбил два иракских МиГ-23» (при том что иракский командующий утверждал, что ВВС Ирака вообще игнорировали просьбы флота о прикрытии операции с воздуха!). А когда поврежденный и оставшийся без боекомплекта «Paykan» пытался смыться из района боя "появились два не идентифицированных вертолета, не предпринимавших враждебных действий. После безуспешных попыток связаться с ними, было принято решение открыть огонь. В коротком бою одна ракета запущенная с вертолета попала в катер, убив одного моряка, но последним имеющимся 76-мм снарядом иранцы поразили вертолет и он упал в море".

После этого уже «потопленные» иракские ракетные катера запустили «новую волну SS-N-2«, две ракеты П-15 удалось «обмануть» маневрированием и они упали в море, третья близким разрывом вывела из строя связь, а четвертая попала прямо в ходовую рубку, разметав экипаж и утопив героический иранский катер. Разумеется, злодеи были тут же наказаны парой иранских F-4 Phantom, каждый из которых нес 6 ракет AGM-65 Maverick. В течении пяти минут три иракских ракетных катера типа «Оса» и 4 торпедных катера типа «Р-6» были уничтожены. Иракский командующий впоследствии признал, что Ирак действительно потерял в сражении два ракетных катера, причем — оба именно от вражеской авиации, а о наличии в тот период на вооружении торпедных катеров и тем более их участии в этом бою он вообще не упомянул.

В общем, рассказ об этом бое — просто иллюстрация того, что достоверность заявлений сторон во время войны, мягко говоря, не большая. Касательно того, мог ли «сбитый последним 76-мм снарядом иранского катера» вертолет быть именно Супер Фрелоном? Ну явно нет — судя по результатам прямого попадания в небольшой катер (один убитый) — иракцы применяли отнюдь не 4-х метровый Экзосет весом 650 кг. На старом сайте ACIG.org в качестве противника героического «Paykan» был указан SA-316B Aluette-II с «тяжелым ПТУР» AS-12. Не факт, что имело место и само сбитие SA-316B Aluette — катер погиб, выжили далеко не все и большой вопрос в достоверности их свидетельств. Очевидно, что в ходе боя экипаж занимает места на боевых постах внутри корабля, а не прогуливается по палубе наслаждаясь видами морских пейзажей и пролетающих мимо иракских вертолетов. В целом сама история последнего боя «Paykan» сильно героизирована иранской пропагандой и у иракцев никаких подтверждений потери вертолета пока не нашлось.

Тем не менее, операция «Morvarid» покончила с иракским нефтяным экспортом через Персидский залив, а оба иракских нефтяных терминала стали только лишь передовыми наблюдательными пунктами флота и ВВС Ирака в Персидском заливе.

Пока ВВС Ирака были заняты авиационной поддержкой армейских частей, неся при этом тяжелые потери, иранское судоходство в Персидском заливе целый год наслаждалось практически мирной жизнью, вернувшись к довоенному уровню.

Летом 1981 года иракцы начали обширные подготовительные действия к тому, чтобы разрушить эту морскую идиллию Ирана. Прежде всего, они установили на полуострове Фао и терминале Мина Аль-Бакр новейшие французские РЛС и средства радиоразведки для контроля судоходства в заливе. Предварительными данными о местоположении и направлении движения гражданских судов их в изобилии обеспечивал оживленный радиообмен между самими танкерами и сухогрузами и их владельцами — международными судоходными компаниями.

В отличии от иранцев, которые не только имели более-менее приличную морскую авиацию, включая патрульные Р-3 Орион, но и придавали большое значение прикрытию своих морских коммуникаций и нефтедобычи боевыми самолетами ВВС, причем практически лучшими — F-4E Phantom и F-14A Tomcat, иракский флот первые два года войны был практически полностью лишен прикрытия с воздуха, став по сути «ночным» и ограничивая район своего действия прибрежными водами. Также как и корабли иракского флота, вертолеты Супер Фрелон вели, в основном, «ночную жизнь». Боевую задачу экипажи вертолетов обычно получали около полуночи, после чего перелетали в Кувейт, где совершали дозаправку. Оттуда еще затемно уходили на боевое задание и возвращались на дозаправку. На свою авиабазу в Ираке возвращались в первой половине дня. В целом, подавляющее большинство боевых вылетов Супер Фрелонами было сделано ночью, чтобы минимизировать риск встречи с иранскими истребителями.

Готовясь к началу боевых действий против иранского судоходства иракцы восстановили и расширили два существующих аэродрома — Шайбах и Умм-Каср, а также построили два новых — Safwan около кувейтской границы и Шайбах-Вест около нефтепромысла Румейла. В Шайбах разместили на постоянной основе эскадрилью МиГ-23 и восьмерку перехватчиков Mirage F-1. Умм-Каср позволял экономить 15 минут полетного времени для вертолетов действующих над Персидским заливом и там разместили Супер Фрелоны, а также Ми-25 и SA-342L Gazelle. Новые аэродромы стали площадками для вертолетов Алуэтт, Ми-8 и Sa-342.

27 июля 1981 иракцы получили свой последний из 14 закупленных Супер Фрелонов. С учетом того, что два вертолета были потеряны до войны в авариях, теперь численность машин достигла штатной — 12 штук. Но уже через неделю их снова стало 11 — 4 августа 1981 года разбился вертолет с серийным номером «189».

В 8.00 19 октября 1981 года иракцы начали первую масштабную операцию против иранского судоходства. Целью был избран район близко расположенного к линии фронта порта Бендер-Хомейни. Два Супер Фрелона с ПКР Exocet на малой высоте углубились в иранское воздушное пространство. На некотором отдалении их прикрывали две пары иракских Миражей F-1. Выйдя в район канала ведущего из Персидского залива в порт, оба вертолета выполнили «подскок» до 200 м, включили РЛС, обнаружили морские цели, произвели пуск двух ракет АМ-39 Exocet и немедленно развернулись назад, снизившись на малую высоту. Одновременно с этим четверка МиГ-23БН вышла в тот же район, обнаружила и атаковала бомбами панамский балкер «Moira» (балкер — сухогруз для перевозки насыпных грузов вроде угля, руды, зерна и т.д.). Корабль получил несколько прямых попаданий и через час затонул.

Ракеты же продолжили полет в направлении конвоя, который охраняла пара иранских корветов, не имевших ни РЛС способных обнаружить Exocet, ни средств радиоэлектронной борьбы. В результате одна из ракет поразила либерийский балкер «Al Tajdar», нанеся ему повреждения.


Либерийский балкер «Al Tajdar» — первый корабль который удостоился чести «получить» Экзосет в боевых условиях.

Фактически это было первое точно доказанное боевое применение ПКР АМ-39 Exocet, причем за 7 месяцев до их «триумфального дебюта» в Фолклендской войне и потопления британского эсминца «Шеффилд».

Через неделю, 25 октября 1981, иракцы снова отправили пару Супер Фрелонов на охоту. Как и в предыдущий раз, их прикрывала четверка Миражей. Хотя каждый вертолет может нести по две ракеты иракцы опять запустили только два Экзосета. Целью обоих ракет оказался индийский балкер «Rishi Vishwamitra», первая ракета поразила трюм и не взорвалась, вторая попала в машинное отделение, убив взрывом двух моряков. Судно дотащили до порта Бушер, но так как восстанавливать его не имело смысла, его списали и разделали. Вообще, такое часто случалось в ходе начавшейся «танкерной войны» — кораблей на рынке было много, фрахт стоил дешево, поэтому при более-менее серьезных повреждениях судовладельцу было выгодней объявить «CTL» — «Construction Total Loss» (полностью потерян), получить страховку и зафрахтовать другое судно, а не возиться с дорогостоящим ремонтом.


Индийский балкер «Rishi Vishwamitra» можно считать первой настоящей жертвой ПКР Exocet — корабль хотя и не затонул, но в результате пожара его пришлось списать.

Через несколько часов в дело вступила вторая пара Супер Фрелонов. Мишенью для двух ПКР стал иранский сухогруз «Iran Rezvan» водоизмещением 10 тыс. тонн. Обе ракеты отработали штатно и сухогруз благополучно затонул, иранские военные корабли проконтролировали этот процесс.

Вторым методом сокращения иранского нефтеэкспорта было разрушение нефтеналивных терминалов и следующим утром иракские МиГ-25РБ удачно отбомбились с большой высоты по острову Харк, повредив несколько хранилищ и основной терминал. В результате, «пропускная способность» терминала снизилась с 500 000 баррелей в день до 300 000. По данным иракского командующего четыре удара по кораблям стоящим у причалов острова Харк нанесли в ходе войны Супер Фрелоны ракетами «Экзосет», к сожалению даты этих ударов не называются.

11 января 1982 две ракеты Exocet запущенных Супер Фрелонами поразили панамский сухогруз «Success», убили трех моряков и подожгли корабль. Брошенный корабль полностью выгорел и затонул. Иракцы на радостях заявили, что их ВВС атаковали на подходах к порту Бендер-Хомейни семь кораблей и три из них потопили.


Пожилой панамский сухогруз «Success» не перенес встречи с парой «летающих рыб» (так переводится Exocet) и после пожара затонул у 10-го буя в заливе Хор-Муса.

В этот же день, 11 января 1982, был зафиксирован подрыв на мине греческого балкера «Anabelle», корабль получил повреждения. Тут, кстати, стоит упомянуть, что командующий иракского флота говорил о применении Супер Фрелонов в качестве «минных заградителей». Внутри фюзеляжа вертолета устанавливали рельсы, по которым через открытую рампу за борт скидывали старые советские морские мины. Причем активные минные постановки во вражеских водах (залив Хор-Муса, район острова Харк) по ночам производили именно иракские Супер Фрелоны. Корабли иракского флота в то время занимались только «оборонительными» минными постановками в своих водах, не дальше окрестностей нефтетерминалов Мина Аль-Бакр и Хор Аль-Амия.

Следующий, связанный с Супер Фрелонами эпизод, произошел только через месяц — 14 февраля, когда был тяжело поврежден иранский танкер «Mokran» водоизмещением 15 тысяч тонн. Кое-где пишут, что «Mokran» стал очередной жертвой Exocet , но по другим, более убедительным сведениям — он напоролся на морскую мину, которую, несомненно выставили экипажи иракских Супер Фрелонов.

31 марта иракский Экзосет навелся на иранский буксир «Setareh» водоизмещением 167 тонн, который в результате попадания пришлось списать.

30 мая ракета Супер Фрелона попала в иранский сухогруз «Iran Vahdat», который получил повреждения.


Сухогруз «Iran Vahdat», который без особых последствий пережил попадание Exocet.

6 июня удача отвернулась от либерийского балкера «Good Luck» — ракета убила одного моряка, начался пожар и корабль был брошен экипажем, хотя и остался на плаву.


Либерийский балкер «Good Luck» после попадания Экзосета и последовавшего пожара не стали восстанавливать. В таком виде он был сфотографирован в Шардже (ОАЭ) в 1984 году.


Гражданские суда часто меняют свои названия, неудивительно, что после пожара на корме «Good Luck» просматривается часть прежнего греческого названия.

9 августа 1982 пара Супер Фрелонов атаковала Экзосетами корабли в заливе Хор-Муса, одна из них поразила на рейде пустой южнокорейский балкер «Sambow Banner» водоизмещением 16 тыс тонн. В большинстве изданий пишут, что ракета убила одного моряка, а еще 8 человек экипажа так и не нашли и объявили пропавшими без вести. В тоже время современные иранские источники говорят о гибели 20 человек, включая 6 иранских военных моряков, находившихся на борту корейского судна. Видимо, в результате взрыва ракеты около ватерлинии вода начала поступать в трюмы и, чтобы избежать затопления, экипаж выбросил корабль на мель — где он собственно и был брошен, а впоследствии списан.


Южнокрейский балкер «Sambow Banner» был списан в результате попадания иракской ракеты. Интересно, что на борту этого «нейтрального» судна погибло 6 иранских военных моряков.

Вторая ракета попала в греческий сухогруз «Litsion Pride» водоизмещением 15 тыс тонн, несколько человек было ранено, а корабль был потоплен.

Через три дня Ирак окончательно объявил северную часть Персидского залива «эксклюзивной зоной», в которую вошли все основные иранские порты — Харк, Бушер, Бендер-Хомейни. Это фактически означало «зону войны» где можно было топить любые суда без разбора — как иранские, так и нейтральные.

При этом нельзя сказать, что Супер Фрелоны со своими Exoсet были единственным средством борьбы с иранским судоходством на этом этапе войны — часто удары противокорабельными ракетами комбинировались с налетами на конвой ударных самолетов МиГ-23БН и Су-22 с обычными «чугунками», но именно ракетный комплекс «Супер Фрелон + Экзосет» — был единственным авиационным высокоточным оружием доступным в начале боевых действий. И был достаточно действенным, о чем говорят действия иранцев. Понятно, что иранцы были вынуждены предпринять как общие меры для защиты судов, так и специальные меры противодействия ПКР. Прежде всего, они начали формировать конвои под защитой военных кораблей, что, конечно, увеличивает защищенность торговых судов, но сразу же уменьшает пропускную способность портов и увеличивает время оборота судов. Маршруты конвоев стали прокладывать как можно ближе к своему берегу. Были приняты жесткие меры, чтобы прекратить кормить иракскую радиоразведку информацией о местоположении кораблей — введен режим радиомолчания. Так как из-за увеличившихся потерь судоходные кампании стали отправлять в опасные рейсы самые старые посудины, иранцы начали контролировать техсостояние включаемых в конвой судов. Иранские «торгаши» вооружались средствами ПВО.

Принимались и действия конкретно против противокорабельных ракет — иранские суда стали оснащать средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и установками отстрела ложных целей. Для отвлечения ГСН ракет на побережье и на воде (на баржах) стали монтировать ложные цели, кроме того среди кораблей конвоя небольшие катера также тащили приманки-отражатели радиоволн для ракет.

2 сентября 1982 иранцы сформировали большой конвой из 25 судов, главным образом иностранных, и под охраной двух фрегатов и двух корветов отправили его из Бендер-Аббаса в свой самый опасный порт — Бендер-Хомейни. Разумеется, иракцы не могли так просто взирать на подобный конвой и утром 4 сентября провели комплексную атаку. РЛС иранского фрегата Saam обнаружила два иракских ракетных катера, не имея возможности «достать» противника своими менее дальнобойными ракетами Sea Killer, иранцы устроили имитацию их пуска стрельбой осветительными снарядами и развернулись назад. Видимо, иракцы занервничали и отстрелялись своими восемью ракетами П-15 (советского производства) с предельной дистанции. Ракеты легли в 1-2 милях за кормой иранского фрегата, а истратившие боекомплект иракцы также легли на обратный курс.

Примерно в тоже время, около 8.00 с одного из морских терминалов (Аль-Бакр или Аль-Амия) взлетел Супер Фрелон вооруженный двумя АМ-39. Несмотря на то, что конвой уже «стоял на ушах» вертолет безнаказанно запустил два Экзосета, которые «впитал» турецкий балкер «Mar Transporter» водоизмещением 10 тыс тонн. Экипаж отделался одним убитым и тремя ранеными, но само судно пришлось списать.


Турецкий балкер «Mar Transporter» (в «девичестве» — «Nagato Maru») 4 сентября 1982 получил «смертельное ранение» двумя Экзосетами и был списан.

На подходе к Бендер-Хомейни этот же конвой попал под удар четырех ПКР берегового базирования С-201 «Silkworm», которые являются китайской вариацией советской П-15. Одну ракету сбили корабли охранения и остальные были уведены помехами и ложными целями. Таким образом, из 14 выпущенных по конвою ПКР цель поразили только два выпущенных Супер Фрелоном Экзосета, что в общем-то говорит об их эффективности.

При этом иракцы без ложной скромности заявили о потоплении двух кораблей около Бендер-Хомейни и еще двух около острова Харк. Тем не менее, массированное применение ПКР и, возможно, эти победные реляции произвели впечатления на судоходные кампании, часть из которых попросту отказалась посылать свои суда в зону боевых действий, что привело к временному снижению экспорта иранской нефти с 2 млн баррелей в день до 0,8 млн. баррелей.


Немногочисленные фотографии Супер Фрелонов снятые в Ираке не блистают качеством. Одна из интереснейших — фото пары иракских SA-321, правда от второго видны только концы двух лопастей несущего и рулевого винтов. Из интересного можно отметить подвеску ПКР Exocet, отсутсвие поплавков, наличие одного иракского треугольника, за которым видна обычная, не арабская, цифра «2». Трудно сказать нанесена ли она на самом вертолете или уже нарисована зачем-то на самой фотографии. На хвостовой балке с трудом читается черный иракский номер — ٢٠٢ ٧ (2027).

10-11 сентября иракские ударные самолеты атаковали бомбами Бушер и Бендер-Хомейни. На подходе к последнему атаке подверглись и два конвоя — выходящий и входящий.

Ночью иранский фрегат Zaal (британской постройки, тип Vosper Mk-5), находясь в 9 км от острова Харк, обнаружил своими средствами радиоразведки излучение характерное для поисково-прицельной РЛС Супер Фрелона. На корабле сыграли боевую тревогу и привели в боеготовность все средства отражения воздушной атаки — 114-мм орудие главного калибра, 40-мм зенитки и пулеметы, а также средства отстрела ложных целей. Вскоре была обнаружена работа активной ГСН Экзосета, корабль начал маневр уклонения для уменьшения заметности, применил помехи и открыл огонь из всех стволов. Менее чем в одной миле от корабля Экзосет был поражен и взорвался.

Тем не менее без жертв в эти дни не обошлось — 11 сентября греческий сухогруз «Evagelia S» напоролся на выставленную Супер Фрелонами мину, был вынужден выброситься на берег в 25 милях от Бендер-Хомейни.


Сухогруз «Evagelia S» стал жертвой морской мины, выставленной иракскими вертолетчиками на подходах к иранскому порту Бендер-Хомейни.

5 ноября запущенные Супер Фрелонами противокорабельные ракеты настигли два иранских сухогруза — «Iran Hojjat» и «Iran Nehzat», первый затонул, потеряв трех членов экипажа убитыми, а второй отделался повреждениями.


«Iran Hojjat» — очередная жертва иракских Супер Фрелонов

21 ноября 1982 иракский флот перешел к наступательной тактике, отправив три ракетных катера к иранскому побережью, что оказалось совершенно неожиданно для противника. Действия моряков поддержала авиация — четверка Супер Фрелонов под прикрытием четверки Миражей F-1 атаковала иранские корабли на подходе к Бушеру. Два Exocet попали в бывший океанский лайнер «Raffaello» водоизмещением 45 тысяч тонн, а третья повредила крупный иранский танкер «Shirvan» водоизмещением 39 тыс. тонн.


Через 11 лет после постройки океанский лайнер «Raffaello» был приобретен Ираном в качестве плавказармы. Фото 1977 года запечатлело его прибытие в Бушер.

Вообще история «Raffaello» довольно интересна. В начале 60-х итальянцы построили два суперсовременных однотипных трансатлантических лайнера — «Michelangelo» и «Raffaello». Они некоторое время возили пассажиров между США и Европой, но развитие авиации с ее Боинг-747 и скачек цен на нефть в заоблачную высь в 1974 году окончательно «убили» бизнес по трансатлантическим перевозкам пассажиров кораблями и оба лайнера встали на прикол. Также оказалось, что оба лайнера слишком большие для потребностей круизного отдыха того времени и слишком неподходящие для требовательных отдыхающих — имелось множество кают 3-го класса (уровня «конура»), которые не были востребованы. В итоге, иранский шах выкупил оба корабля за смешные 4 миллиона долларов (постройка итальянцам обошлась в 90 млн USD) для использования их в качестве плавказарм — в то время иранский флот начал стремительно расширяться и жилого фонда для моряков не хватало. В 1977 году оба корабля прибыли своим ходом — «Michelangelo» в Бендер-Аббас, а «Raffaello» в Бушер. На каждом жило по 1800 моряков, а рабочее состояние кораблей поддерживали команды из 50 итальянских специалистов на каждом.

После исламской революции произошла конфронтации нового режима с Западом и итальянцы убыли. Без надлежащего ухода состояние кораблей стало стремительно ухудшаться. «Raffaello» был разграблен и сильно поврежден местными жителями, перестала работать опреснительная установка и завелись полчища крыс.

Так как Бушер оказался в зоне действия иракской авиации и, по словам жившего в 1978-79 на «Raffaello» иранского морского офицера Yassan Behzad, лайнер служил слишком хорошим ориентиром для атаки порта летчиками противника. Поэтому плавказарму расселили и оттащили из порта на открытую воду, оставив несколько моряков для охраны и содержания корабля. «Там его поразила и утопила иракская торпеда». Понятно, что ни какой «торпеды» не было, иракская авиация их не применяла, да и с наличием торпедных катеров у Ирака не очень понятно, тем более их действия в 1 км от Бушера выглядят просто фантастически.

Вообще, кроме уничтожения «Rafaello» ракетами Exocet иракских вертолетчиков, существует еще несколько версий. По официальной иранской версии удар по кораблю 20 ноября 1982 нанесли реактивные истребители, атаковавшие «Rafaello» свободнопадающими бомбами. Некоторые российские источники приписывают удар по нему иракским Ту-16 с ракетами КСР-2, но эта версия опровергается иракскими данными — иракские Ту-16 были чистыми бомбардировщиками и не могли применять какие-либо противокорабельные ракеты. Оснащенные ракетами С-601 и С-611 китайские H-6D (китайский аналог Ту-16) были получены Ираком только в 1986-1987 годах и, соответсвенно, отношения к уничтожению «Rafaello» также не имеют.

Бывший командующий ВМС Ирака в своем интервью говорит о том, что 21 ноября два иракских ракетных катера провели первую наступательную операцию флота в районе Бушера, выпустив по целям 6 ракет П-15 и утопив 5 кораблей, включая «иранскую яхту», а действия «саддамовских соколов» вообще при этом игнорирует. Возможно под потопленной «иранской яхтой» командующий ВМС подразумевал как раз «Rafaello»?

Так или иначе, в результате иракского удара по «Raffaello» на корабле развился катастрофический пожар, тушить который было просто некому. Причем, специализированный итальянский сайт, посвященный этим «жемчужинам» итальянского кораблестроения, упомянает, что надстройки корабля по тогдашней моде были выполнены из алюминиевого сплава (для облегчения конструкции и экономии топлива). Фолклендская война 1982 года на примере британских эсминцев наглядно показала, что при нагревании свыше 600 градусов эти сплавы не только теряют прочность, но и, в отличии от стали, сами горят! Это так же могло послужить дополнительной причиной для полного выгорания и последующего затопления «Raffaello».

Опасаясь, что 22 ноября иракцы не успокоятся и продолжат «бузить» в окресностях Бушера, иранский флот выбил себе в прикрытие истребители F-14 Томкэт, которые блокировали налеты иракской авиации, за исключением прокравшихся Супер Фрелонов. Одна ракета попала в индийский балкер «Archana», повредив его. Встречаются упомянания, что второй Экзосет поразил некий иранский военный корабль неподалеку от продолжавшего гореть «Rafaello», но современные иранские данные это опровергают. Иракцы заявили о потоплении за эти два дня пяти кораблей, а Миражи прикрытия об уничтожении двух Томкетов, последнее не подтверждается иранскими источниками. Опять таки, часть источников относит повреждения «Archana» на день раньше — 21 ноября.

9 декабря 1982 Супер Фрелоны начали новую серию атак против иранского судоходства в районе Бендер-Хомейни. В этот день Экзосет повредила либерийский балкер «Al-Tammar», убив при этом трех моряков.


Танкер нефтепродуктов «Scapmount» начинал свою морскую карьеру под названием «Toscana», а закончил ее 18 декабря 1982 взрывом в заливе Хор-Муса в результате попадания Экзосета, запущенного Супер Фрелоном.

18 декабря четверка Супер Фрелонов атаковала Экзосетами корабли на входе в пролив Хор-Муса. Два Экзосета досталось греческому танкеру «Scapmount» с грузом авиационного керосина. Произошел мощный взрыв, убивший капитана и еще одного моряка, после чего неуправляемый корабль врезался в берег и впоследствии был порезан на металл. Через несколько секунд два Экзосета попали в иранский сухогруз «Jami», убив 5 моряков и утопив корабль.


Вторая жертва иракских Экзосетов 18 декабря 1982 года — иранский сухогруз «Jami» (на фото он еще с предыдущим названием).

Продолжение следует...

Tags: exocet, sa-321 super frelon, Ирак, Иран, ирано-иракская война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments