militarizm (militarizm) wrote,
militarizm
militarizm

Category:

Украинские БЛА Фурия

Оригинал взят у bmpd в Украинские БЛА "Фурия"
Украинский веб-ресурс www.2000.ua опубликовал небезынтересный материал о применении украинским добровольческим батальоном "Донбасс" в ходе "антитеррористической операции" легких беспилотных летательных аппаратов А1-С «Фурия» разработки и производства киевского НПП «Атлон Авиа».

10580847_1455571668047901_1939756962600569320_o

Легкий БЛА А1-С «Фурия» разработки и производства киевского НПП «Атлон Авиа», используемый украинским батальоном "Донбасс" (с) НПП «Атлон Авиа» / www.2000.ua



Юрий и его Фурия
Война на Донбассе с технической точки зрения стала феноменальным успехом беспилотников – впрочем, это же можно считать и феноменальным провалом. Провалом – потому, что украинская армия оказалась абсолютна не готова к противостоянию, в котором от «игрушечных самолетиков» зависят жизни сотен людей и успех масштабных операций. Успехом – потому что нет сегодня на востоке техники более желанной и востребованной, чем эти самые БПЛА – беспилотные летательные аппараты.
Об особенностях работы дронов на фронте в эксклюзивном интервью «2000» рассказал представитель новейшей воинской специальности – оператор БПЛА Юрий (пока оставим его фамилию без огласки) из спецподразделения «Фурия», работающий преимущественно в интересах одного из добровольческих батальонов.
– Юрий, на какой модели и как давно вы летаете? Какие задачи выполняете – визуальная разведка, корректировка артогня?
– Мы используем конструкцию А1-С «Фурия», созданную НПП «Атлон Авиа». Летаем практически с начала конфликта. Задачи выполняем самые разнообразные – сильнейшая нужда есть во всех возможных видах поддержки.
Сегодня на фронте любой летающий аппарат, абсолютно любой конфигурации чрезвычайно полезен – начиная от настоящих фронтовых штурмовиков, заканчивая «игрушечными» квадрокоптерами и вертолетиками.

– Сегодня БПЛА по ряду организационных причин не могут быть приняты на вооружение частями ВС – даже если волонтеры будут предлагать их пачками. Поэтому дронами в основном пользуются добровольческие подразделения. Но решаете ли вы задачи для Вооруженных сил, чувствует ли армейское командование потребность в беспилотниках?

– Конечно, мы работаем и на ВС – мы же воюем вместе.

Мы работаем практически для всех: начиная от пограничников, заканчивая артиллерией и спецназом. Пограничники, например, сегодня просто разрываются, и очень просят такой помощи.

У нас был даже случай, когда нас на танк променяли! Батальону нужен был танк, а военным – самолетик. На время и поменялись.

И совершенно точно – на всех уровнях, от командиров низшего звена до Генштаба – есть понимание того, что ситуацию с БПЛА надо исправлять. Это я могу уверенно утверждать.

– А армии нет не только «официальных» БПЛА, но даже концепции их применения – тактики, инструкций, боевых уставов, наставлений... Как осуществляется управление вашей работой? Например, для подразделений какого уровня вы работаете?

– Выполняем разные задачи – для подразделений как выше, так и ниже батальонного уровня. При штурме можем работать в интересах роты и даже взвода.

– Сколько вас в экипаже?

– У нас два человека – пилот и механик. Последний, когда у него появляется время, может взять на себя управление видео, стать наблюдателем.

– Встречались ли вы с противодействием средств РЭБ (радиоэлектронной борьбы) противника – попытками электронного перехвата управления, глушения управляющего сигнала, глушения сигнала GPS? Работают ли по вам средства ПВО?

– Для ПВО мы слишком маленькие и холодные, датчики наведения ракет рассчитаны на горячие двигатели – а мы летаем на электричестве.

С глушением GPS не сталкивался, с перехватами управления тоже не встречался ни разу, и ни один профессионал не подтвердил мне реальную возможность такого сценария.

А вот глушение управляющего, видео сигналов происходит регулярно, причем мощность этих усилий со временем заметно нарастает.

– Как удается выходить из ситуации, когда пропадает телеметрия? Автопилот берет на себя управление и проскакивает мертвую зону?

– Да, ведь преимущественно противник применяет не слишком мощные переносные комплексы, поэтому радиус их эффективного действия невелик – скажем, километр. С масштабным накрытием больших территорий я не встречался.

– Какой технический параметр дрона вам хотелось бы увеличить в первую очередь?

– Тут можно долго перечислять! Но прежде всего, хотелось бы увеличить время полета – сейчас мы проводим в воздухе около 1,5 часов. Очень бы хотелось иметь в качестве системы наблюдения тепловизор – он решает многие актуальные вопросы.

– Нужна ли вам такая опция, как посадка аппарата с парашютом? Я слышал, некоторые операторы бьют машины при посадке.

– Для меня лично это уже не проблема – это важно для тех, кто не имеет значительного опыта. Я могу садиться в самых экстремальных условиях – сейчас летаем даже при ветре с порывами до 15 м/с. Наше крыло хорошо держит ветер.

– Немножко смешной и наивный вопрос – приходилось ли сталкиваться в воздухе с беспилотниками противника? Возможна ли гипотетическая ситуация воздушного боя между БПЛА?

– Смешной и наивный ответ – честно говоря, даже хотелось иногда повстречаться. Но пока не доводилось.

– Насколько противная сторона активно применяет беспилотники? Их больше или меньше, чем у Украины?

– У противника их в десятки раз больше! Причем это не столько «бытовые» дроны, как у нас, а профессиональные военные изделия, сертифицированные и поставляемые в российскую армию – «Орланы», Zala и т. д.

– Есть ли на фронте в нужда в дешевых квадрокоптерах? Некоторые волонтеры считают, что лучше собирать деньги на что-то более существенное. Ведь такие машины слишком недолго могут находиться в воздухе, и годятся лишь для разведки переднего края.

– Личное мнение – да, нужны. Но необходимы модификации, которые бы позволили увеличить дальность полета, получить устойчивый видеосигнал, использовать те же тепловизоры... Последнее, пожалуй, было бы самым эффективным шагом – во-первых, именно ночью производится большинство обстрелов, а во-вторых, ночью и коптер не видно (хотя и слышно) – что позволило бы значительно уменьшить потери летательных аппаратов от вражеского огня даже при работе с небольшой высоты.

– На востоке среди операторов БПЛА бытует занятная байка о том, как в Афганистане советские разведывательные беспилотники превращали в ударные, крепя к ним в качестве боеприпаса гранату с выдернутой чекой, помещенную в граненый стакан. К вам часто приходят из передовых частей с просьбой повторить этот трюк?

– Да, конечно, постоянно! Но почему байка? В Афгане это были реальные вещи. На Донбассе правда, такое не используется. И если кто-то расскажет, я не поверю.

– Юра, вы принимаете участие в боевых действиях в роли, отличной от оператора БПЛА? Или вас берегут, не дают в руки автомат?

– Нет, я только летаю. Во-первых, на другое просто времени нет – на день приходится от двух до шести вылетов. Во-вторых, мы находимся достаточно далеко от переднего края – километрах в 10-15. Оптимальная глубина, на которую работаем – 25 км.

– Был ли у вас до этого опыт в микро-авиации – моделировании, пилотировании моделей?

– Никакого. Но я почувствовал уверенность буквально с первой недели, даже с первого полета. Когда за вами гонится медведь, вы сможете влезть на дерево, которое в обычное время вам кажется неприступным.

– Какие качества важны для оператора БПЛА?

– Нужна предрасположенность к ориентации в пространстве. А еще все это очень похоже на компьютерную игру – думаю, хорошие геймеры могут стать и хорошими операторами дронов.

– Не появилась ли у вас в результате тяга к большой авиации?

– Да у меня всегда была тяга к большой авиации! И, честно говоря, страсть эта только разжигается. Это такой же наркотик, как, скажем, лыжи!

Фото НПП "Атлон Авиа"



10003726_1455565608048507_8430359980127452414_o_457410

10547721_1455570634714671_6258205429677217926_o

10497423_1455571281381273_5587436252714956811_o

10572217_1455572554714479_5068196657246028660_o

10556903_1455546438050424_8848296821280624243_o

Комплекс легких беспилотных летательных аппаратов А1-С «Фурия» разработки и производства киевского НПП «Атлон Авиа», используемый украинским батальоном "Донбасс" (с) НПП «Атлон Авиа» / www.2000.ua

Tags: БПЛА, Украина, война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments